МЕНЮ

Международная научная конференция "Археология Арктики"
19-23 ноября 2017 года
г. Салехард

Морская охота в археологии Северной Фенноскандии.

Е.М. Колпаков

Институт истории материальной культуры РАН, Санкт Петербург

(eugenkolp@yandex.ru)

МОРСКАЯ ОХОТА В АРХЕОЛОГИИ СЕВЕРНОЙ ФЕННОСКАНДИИ

 

Разные категории источников позволяют реконструировать картину морского промысла в эпохи неолита и раннего металла в Северной Фенноскандии: картографирование поселений, фаунистические остатки, артефакты из раскопок, петроглифы. В основе хозяйства лежала морская охота на китообразных и тюленей.

Подавляющее большинство археологических памятников Северной Фенноскандии приурочено к древнему берегу океана, по которому происходило и первоначальное заселение этих территорий в эпоху мезолита. Не вызывает сомнений, что эксплуатация морских ресурсов была важнейшей составляющей жизни древних коллективов. Источником наших знаний о древних способах освоения морской стихии служат материалы из раскопок и наскальные изображения.

В фаунистических остатках поселений резко преобладают кости тюленей (особенно, гренландского тюленя – до 90% определимых костей млекопитающих). Остатки моржей и китообразных (обычно, белух) немногочисленны. Кости рыб представлены почти исключительно треской и тресковыми. Данные относятся к позднему неолиту и эпохе раннего металла, 3-2 тыс. до н.э., и происходят из 9 памятников (Bergeby, Karlebotn, Advik, Gressbakken, Kalkillebukta, Hoybukt, Маяк 2, Усть-Дроздовка 3, Завалишина 5).

В наскальных изображениях наблюдается совершенно иная картина. Гарпунная охота с лодок на китообразных и рыбалка палтуса или камбалы. Причём многочисленные сцены охоты с лодок на китообразных есть только на Канозере и Выге. Три сцены такой охоты есть в Альте, две на Онежском озере, а в Намфорсене всего одна, крайне невыразительная. В петроглифах можно найти всего несколько мелких фигур, которые можно определить как изображения тюленей, и несколько фигур моржей на Бесовых Следках. Рыбалка представлена серией только в Альте, где она производится с лодки, и всего одна сцена рыбалки на щуку без лодки, на Канозере. Есть несколько изображений самих гарпунов с шипами.

Из портативных артефактов имеются костяные гарпуны как с шипами, так и поворотные. Есть также составные, у которых кремнёвое остриё вставлено в гнездо на конце костяной части с шипами. Крупные рыболовные крючки из кости и сравнительно небольшие составные из кости с каменным жалом. Повсеместно распространены угловые ножи из сланца шлифованные и из кремня двусторонне обработанные, которые, вероятнее всего, применялись для разделки рыбы и морского зверя.

За исключением петроглифов Онежского озера, все крупные памятники наскального искусства находятся на древнем морском побережье (Канозеро в 16 км). На всех, кроме Вингена, многочисленны изображения больших лодок с экипажами до 60 человек (обычно до 10). В раскопках остатки судов, датируемых до железного века, в Северной Фенноскандии обнаружены лишь в Кольском Оленеостровском могильнике. Они представляют собой погребальные саркофаги-лодки-кережки и не могут рассматриваться как лодки, применявшиеся в морском промысле. В то же время, в них реализованы все необходимые в кораблестроении элементы: набор корпуса из досок, килевая доска и шпангоуты, смоление. Судя по всему, для приведения лодки в движение использовались вёсла-гребки, изображения которых можно усмотреть в петроглифах Новой Залавруги на Выге. Уключины в Скандинавии появляются в железном веке, в 1 тыс. н.э.

Бросающееся в глаза противоречие между наскальными изображениями и материалами поселений состоит в том, что на скалах представлена почти исключительно добыча китообразных, а на поселениях почти исключительно кости тюленей. С одной стороны, это демонстрирует общественное значение, которое придавалось добыче китообразных. С другой стороны, объясняется весьма прозаическими причинами, связанными с возможностями транспортировки добычи. Гренландский тюлень имеет массу до 164 кг и длину тела до 205 см; белуха до 2 т и длину тела до 6 м. Добытых тюленей грузили в лодку и доставляли на поселение целиком, белух, видимо, разделывали на ближайшем берегу и доставляли на поселение лишь части туши. Не случайно кости тюленей представлены на поселениях всеми частями скелета, а кости белух отдельными костями. В то же время одна добытая белуха по массе мяса и жира эквивалентна 10-20 тюленям. По своему значению в рационе китообразные, видимо, не уступали тюленям.

Таким образом, разные категории археологических источников дополняют друг друга. Поселения эпох неолита и раннего металла располагаются в заливах Норвежского и Баренцева морей, вплотную к древней береговой линии. Основной пищей были тюлени (гренландские тюлени) и зубатые киты (белухи). Охота на китообразных осуществлялась с больших деревянных лодок с помощью гарпунов различных типов. Добытые тюлени доставлялись на поселения и разделывались на них. Китообразные разделывались за пределами поселений.

Электронные версии печатных документов

(скачать)