МЕНЮ

Международная научная конференция "Археология Арктики"
19-23 ноября 2017 года
г. Салехард

Керамическое производство населения циркумполярной области Северного Приуралья эпохи железа – традиции и новации.

А.М. Мурыгин

Институт языка, литературы и истории  Коми НЦ УрО РАН, Сыктывкар

(alek-murygin@yandex.ru)

КЕРАМИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ ЦИРКУМПОЛЯРНОЙ ОБЛАСТИ СЕВЕРНОГО ПРИУРАЛЬЯ ЭПОХИ ЖЕЛЕЗА – ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

Территория исследования лежит, преимущественно, в пределах зоны тундр и лесотундр крайнего северо-востока Европы и по административному делению соответствует Ненецкому автономному округу и прилегающим с юга районам Республики Коми.

Обобщение керамических материалов I тыс. н. э., происходящих из этой обширной области, привело к выводу о культурном единстве их носителей в рамках самобытной высокоширотной (условно – субарктической) археологической культуры [Мурыгин, 1992]. Ее ареал был географически приурочен­ к циркумполярному Северу Печорского Приуралья, а восточные границы доходили до п-ва Ямал. По традиционному керамическому производству составляющих ее групп родственных коллективов она существенно отличалась от сопредельных одновременных культур бореального пояса бассейна реки Печоры, при заметном сходстве с культурами, получившими развитие к востоку от Уральского хребта.

Однако в связи с накоплением и новым осмыслением источников по средневековой проблематике встает вопрос о возможности выделения из общей массы археологических памятников Мало- и Большеземельской тундры особой территориальной группы, тяготеющей, в основном, к долине Заполярной Печоры. Они образуют нижнепечорский ареал распространения средневековых памятников новоборского типа втор. пол. I - перв. пол. II тыс. н. э. - городища Новый Бор I-IV, Ортинское, Кобылиха, городище и святилище Гнилка, поселение Коткино I; в этот же круг памятников Заполярья входили также, видимо, Эшмесское святилище и Нерицкий могильник X-XI вв. н. э., содержавшие не характерный для таежного Приуралья вещевой инвентарь [Истомина, 1997; Мурыгин, 2011; Мурыгин, Кленов, 2015]. Как представляется, в числе новоборских следует рассматривать и поселение Югорская сопка, датированное V-VII вв. н. э. [Каган, Питулько, 1993. С 107]. Являясь наиболее ранним среди них, оно имеет [Каган, Питулько, 1993. Рис. 4; Мурыгин, 2016. Рис. 10] очень много общего в орнаментации и форме сосудов с материалами перв. пол. II тыс. н. э., вместе с ними резко отличается от керамического производства остальных известных памятников тундровой зоны (субарктического типа). Предположительно комплекс поселения Югорская сопка фиксирует появление в европейских тундрах новой культурной традиции. Его материалы можно рассматривать в качестве отправной точки для последующих инновационных изменений, выразившиеся в формировании локальной (новоборской) группы средневекового населения. В совокупности специфические признаки новоборской посуды демонстрируют сходство с угорским или самодийским кругом родственных археологических культур западносибирского (нижнеобского) или приуральско-печорского культурных ареалов.

Таким образом, имеющаяся на сегодня источниковая база дает основание для выделения на территории тундровой зоны северо-востока Европы и примыкающих районов крайней северной печорской тайги не менее двух этнокультурных образований. Жизненный уклад первого из них, археологически представленного керамикой типа Море-ю, Хутыюнкосе и Коматывис [Мурыгин, 2016. Рис. 2-7], был адаптирован к обитанию не только большей частью в континентальных районах Большеземельской и Ямальской тундр, но и на их прибрежно-береговых участках и островах (о. Вайгач). Археологические памятники второго – тяготели, главным образом, к облесенной долине Нижней Печоры и были документированы керамикой новоборского типа [Мурыгин, 2016. Рис. 10; 11]. Одной из главных здесь, в силу слабой и неравномерной археологической изученности циркумполярно-трансуральской области, остается проблема культурно-хронологического соотнесения субарктических и новоборских памятников железного века.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

  1. Истомина Т.В. Нерицкий могильник // Проблемы истории России XVIII-XX веков: Научные чтения памяти проф. Ю.Д. Марголиса. – Сыктывкар, 1997. – С. 106-120.
  2. Каган М.М., Питулько В.В. Этнокультурные процессы I тыс. н. э. в Трансуральском Заполярье // AD POLUS / Археологические изыскания. – СПб., 1993. – Вып. 10. – С. 103-109.
  3. Мурыгин А.М. Печорское Приуралье: эпоха средневековья. – М.: Наука, 1992. – 182 с.
  4. Мурыгин А.М. Эшмесское пещерное святилище эпохи средневековья в Печорском Приуралье  // Археология, этнография и антропология Евразии. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2011. № 3 (47). – С. 94-103.
  5. Мурыгин А.М., Кленов М.В. Новые археологические исследования комплекса Новый Бор III в Печорском Заполярье // Известия Коми НЦ УрО РАН. – Сыктывкар,  2015. – № 3(23). – С. 119-131.
  6. Мурыгин А.М. Арктический регион крайнего северо-востока европейской части России в эпоху средневековья / Археология Арктики: сборник // Науч. Центр изучения Арктики; науч. ред. Д.С. Тупахин, Н.В. Федорова. – Калининград: ИД «РОС-ДОАФК», 2016. – Вып. 3. – С. 183-203.

Электронные версии печатных документов

(скачать)