МЕНЮ

Международная научная конференция "Археология Арктики"
19-23 ноября 2017 года
г. Салехард

«Есть женщины в русских селеньях» (о брачных связях жителей Мангазеи с аборигенным населением Обского севера).

С.Г. Пархимович

НПО «Северная археология-1»,  Тюмень.

(par18@yandex.ru)

«ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ В РУССКИХ СЕЛЕНЬЯХ»

(О БРАЧНЫХ СВЯЗЯХ ЖИТЕЛЕЙ МАНГАЗЕИ С АБОРИГЕННЫМ НАСЕЛЕНИЕМ ОБСКОГО СЕВЕРА)

Из документов первой трети XVII в. известно, что первые русские поселенцы Сибирского Севера испытывали острую нехватку в женщинах для создания семей на новом месте жительства. Одни из них обзаводились женами по пути в Сибирь в европейской части страны, а другие покупали «инородок» уже в Сибири, крестили и женились на них. В одной из челобитных на имя государя енисейские крестьяне-новоселы жаловались, что им тяжело одновременно заниматься основной работой и вести домашнее хозяйство: «…отдыху нет ни на мал час! А как бы, государь, у нас…женишки были и мы бы хотя избной работы не знали…, а без женишек…нам быть никак не возможно» [Буцинский, 1999. С. 269-270].

О том, что для мангазейских жителей женитьба на женщинах-аборигенках была обычным делом, свидетельствуют упоминания в одной из челобитных, кроме русских «бедных женочек», еще и «женочек-самоядок» [Бахрушин, 1955. С. 196]. В другой челобитной речь шла о судьбе женщины-«самоядки» из рода пяков, которая после гибели мужа – мангазейского стрельца Онисима вместе с «робятишками с русскими» не была принята кровными родственниками и просилась «на Обдор…к русским людем» [Обдорский край…, 2004. С. 34].

При раскопках на Мангазейском городище экспедицией НПО «Северная археология-1» в 2001-2009 и 2011-2014 гг. помимо основной массы изделий русского «происхождения» были найдены десятки предметов, чья принадлежность аборигенным культурам Обского Севера очевидна. Среди таковых – колотушки-«выбивалки» для выколачивания снега в одежды и обуви, представляющие собой распиленные повдоль изогнутые куски оленьего рога (рис. 1-8), узорные полоски для циновок, сплетенные из волокон травы (рис. 1-7), деталь ровдужного (тонко выделанная замша из оленьей кожи) голенища с геометрическим узором, образованным сшитыми двухцветными полосками (рис. 1-6), а также фрагменты более 20 орнаментированных берестяных коробок (рис. 2).

Техника орнаментации этих емкостей – выскабливание по прочерченным ножом линиям (16 экз.), ажурная резьба с подкладным фоном (2 экз.), аппликация светлыми узорными полосками, пришивавшимися на темные стенки коробок (не менее 3 экз.) и раскраска (1 экз.).

Композиционные схемы, мотивы и элементы достаточно разнообразны: бордюры на стенках цилиндрических коробок и по краям прямоугольных, розетки в центральных частях прямоугольных коробок; прямолинейные и криволинейные, непрерывные и прерывистые мотивы (рис. 1-1, 4-5).

Аналогии эти узорам имеются в этнографических материалах северных хантов. Отдельные элементы и мотивы встречаются и в орнаментальном наследии самодийцев, среди которых узорную берестяную посуду изготавливали лишь лесные ненцы (пяки) и селькупы [Рындина, 1995. Рис. 7, 8].

Археологические аналоги орнаментам на бересте, в т.ч. и стилизованному изображению медведя, встречены при раскопках Полуйского мысового городка в Салехарде [Кардаш, 2013. С. 188-192. Рис. 3.20-3.23, 3.28, 3.29, 3.34-1] и Надымского городка в слоях кон.XVI-XVIII вв. и отнесены к изделиям северных хантов [Он же, 2009. С. 171-172. Рис. 3.47-3.50]. На этих же поселениях встречены идентичные мангазейским «выбивалки» из оленьего рога и фрагменты плетеных травяных циновок [Он же, 2009. С. 133, 175. Рис. 3.3 – 5-8, 3.53 – 6; Он же, 2013. С. 171¸194. Рис. 3.01 – 7-12, 3.37].

Присутствие в мангазейских материалах отходов заготовок (Рис. 2) и незаконченных орнаментированных коробок из бересты, свидетельствует о том, что такую посуду изготавливали на месте «женочки» из северохантыйских родов.

Отмеченные обстоятельства и сведения из письменных источников о тесных контактах жителей Мангазеи с аборигенным населением Березовского и Мангазейского уездов в XVII в. в целом и с жителями указанных городков в частности, указывают на «места выходов» жен-аборигенок. Совместное проживание в Надымском городке представителей хантыйского и самодийских тундровых и лесных родов (юраков и пяков) объясняет расхождения в этнической принадлежности женщин-«самоядок» из документов и «остячек» (из северных хантов) по археологическим материалам из Мангазейского городища.

Библиографический список

  1. Бахрушин С.В. Андрей Федорович Палицын // Научные труды. Т.III: Избранные работы по истории Сибири XVI-XVII вв. Часть первая: Вопросы русской колонизации Сибири в XVI-XVII вв. – М.: Изд-во АН СССР, 1955. – С. 175-197.
  2. Буцинский П.Н. Заселение Сибири и быт первых ее насельников. Соч. в двух томах: Т. 1. – Тюмень: Изд-во Ю. Мандрики, 1999. – 367 с.
  3. Кардаш О.В. Надымский городок в конце XVI-первой трети XVIII вв. История и материальная культура. – Екатеринбург-Нефтеюганск: Изд-во «Магеллан», 2009. – 360 с.
  4. Кардаш О.В. Полуйский мысовой городок князей Тайшиных. – Екатеринбург-Салехард: Изд-во «Магеллан», 2013. – 380 с.
  5. Обдорский край и Мангазея в XVII веке. Сборник документов. – Екатеринбург: Изд-во «Тезис», 2004. – 200 с.

Рындина О.М. Орнамент // Очерки культурогенеза народов Западной Сибири. Т. 3. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1995. – 640 с.

Электронные версии печатных документов

(скачать)