МЕНЮ

Международная научная конференция "Археология Арктики"
19-23 ноября 2017 года
г. Салехард

Берестяные и кожаные лодки Северной Евразии.

В. Фитцхью1, Х. Луукканен2.

1Смитсоновский институт, Вашингтон, США. 2Хельсинки, Финляндия.

(fitzhugh@si.edu, harriluukkanen@gmail.com)

БЕРЕСТЯНЫЕ И КОЖАНЫЕ СУДА СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

Плавсредства являются важнейшей частью стратегий адаптации коренного населения в северных регионах, а также распространенным инструментом современных рыбаков, спортсменов, и судостроителей-любителей. Использование водных путей и озер для перемещения вдоль береговой линии, и даже для дальних морских походов, является частью истории человечества на протяжении, по меньшей мере, сотни тысяч лет. Освоение человеком Австралии и обеих Америк зависело от наличия плавсредств, а после того, как люди достигли этих и других территорий, суда были необходимы для выживания, эксплуатации ресурсов, торговли и войны. И, тем не менее, несмотря на преобладание водных путей расселения человека, сохранилось весьма мало свидетельств о типах судов, использовавшихся на протяжении истории. Хрупкая природа судов делает их столь же нематериальными, как музыка, танец и общественные отношения. Нам доступна лишь незначительная часть этой 100-тысячелетней истории, при этом большая часть физически сохранившихся образцов относится к недавнему времени. История использования лодок в северных культурах, представленная в наскальных изображениях, относится к среднему голоцену, при этом физически сохранившиеся остатки редко бывают старше, чем одно тысячелетие, а большая часть информации известна нам из исторической литературы, музейных образцов и моделей.

Несмотря на большой интерес к этой теме среди ученых и общественности, информация по истории судостроения начала появляться лишь в недавнее время. В настоящей работе мы будем говорить лишь о судах, использовавшихся в северной тайге и в Арктических регионах. Первым крупным исследованием, посвященным развитию этой традиции в Северной Америке, была публикация Смитсониевским институтом работы Эдни и Чапелла "Берестяные каноэ и кожаные лодки Северной Америки" (1964 г.) которая вскоре стала классикой и до сих пор постоянно переиздается. Это выдающееся исследование, но оно охватывает лишь половину северного мира от Аляски до Гренландии. Смитсониевский институт готовится опубликовать в 2018 г. второй том, который будет посвящен традиции строительства маломерных судов на Евразийском севере.  К сожалению, наша работа не содержит подобных приведенным Эдни и Чапеллом чертежей  судов, но в ней собрана информация об истории и использовании маломерных судов большинства коренных народов северной Евразии от Скандинавии до Аляски. В книге будут представлены основные типы берестяных и кожаных лодок и традиций их изготовления, известные факты об их истории и использовании, и связи таких традиций с Америкой. История судостроения и контактов, подобно другим элемен6там материальной истории, может быть широко и глубоко прослежена на основании изучения конструктивных особенностей судов.

Наша работа является продолжением исследования, проведенного Валентиной В. Антроповой и предлагает предварительные обобщения. Наше исследование берестяных каноэ представляет собой по большей мере обобщение исторических и этнографических данных, фотографий и музейных образцов. Мы выделяем четыре основных типа берестяных каноэ, которые, в целом, сопоставляются с четырьмя крупными речными системами: Оби, Енисея, Лены и Амура. Во всех этих зонах наблюдались общие элементы и заимствования, и, по нашему мнению, все эти типы могли быть развитием единой традиции юга Сибири и Алтая по мере продвижения лесной зоны на север в период голоцена. В настоящее время практически не существует сохранившихся прямых археологических свидетельств, за исключением весел, этой древней истории, как и ее связи с распространением и слиянием этнических групп вплоть до первых западных документальных источников, хотя ссылки на древнейшие источники можно обнаружить в Китае. Одним из важнейших драйверов изменений в конструкции судов было постепенное распространение, начавшееся 2500 лет назад, расширенных долбленок, а также судов, снабженных килем и скрепленной гвоздями обшивкой край на край, появившихся в Северной Европе 1500 лет назад; обе технологии постепенно вытеснили берестяные каноэ благодаря своей более прочной конструкции, в результате чего к началу XX в. Восточная Сибирь и Дальний Восток оставались последними регионами, где использовались берестяные каноэ.

История строительства кожаных судов еще более сложна, но в ней прослеживаются те же тенденции, а их происхождение, возможно, восходит к каркасным берестяным каноэ. Так же, как и случае берестяных лодок, происхождение кожаных судов неизвестно, при этом есть основания полагать, что такие суда были широко распространены вдоль всего побережья Евразии. В свое время существовало мнение, что в наскальном искусстве северной Скандинавии и Беломорья изображены открытые, обшитые кожей лодки эскимосского типа, датирующиеся неолитом и бронзовым веком. Однако сегодня большинство исследователей интерпретирует эти лодки как долбленки с расширенными бортами, наборной обшивкой и изображениями животных на носу. Мореплаватели XVI в. встречали небольшие, похожие на каяки, обшитые кожей суда в шведской Лапландии и Карском море, а также в прибрежных водах устья Оби и Таза, однако на смену этим традициям быстро пришли лодки с обшивкой из досок, а кожаные суда сохранились до исторического периода только к востоку от Таймыра. Вполне вероятно, что открытые, обшитые кожей лодки, подобные эскимосским умиакам или ангиапикам, использовались на территории от Амура до устья Лены уже, как минимум, 2000 лет назад, о чем можно судить по моделям кораблей с памятников древнеберингоморской культуры на Чукотке. Их история связана с необходимостью вести промысел во льдах, что привело к возникновению значительно усовершенствованных умиаков Берингова моря и северо-тихоокеанской зоны. Каяки, возможно, появились позже в ответ на необходимость охоты на оленей с копьем на речных и озерных переправах, а также промысла тюленей вдоль арктического и субарктического побережья. Как и на западе севера Евразии, древнее население Амура и побережья Охотского моря и японских Курил утратило свои традиции строительства лодок с кожаной обшивкой благодаря распространению около 1000 лет назад более крупных и прочных судов китайского типа, обшитых деревом, а также строительства долбленок с наборными бортами. Наш обзор традиций судостроения в Евразии включает также территорию Аляски, берестяные и обшитые кожей суда населения которой были тесно связаны с их азиатскими прототипами, распространившимися позднее по всей северо-американской Арктике и субарктической лесной зоне.

На всем протяжении этой истории люди сохраняли традиции изготовления небольших берестяных и кожаных лодок благодаря их значению для рыбного промысла и общин охотников, специализировавшихся на добыче северного оленя. Сегодня некоторые из этих конструкций возвращаются к жизни благодаря использованию конструкций из стеклопластика, повторяющих древние образцы.

Наша работа по истории каноэ является лишь предварительным исследованием. Наши выводы не сильно различаются с предложенными Антроповой в 1961 г., и нам крайне важны дополнительные археологические свидетельства. Наши сведения были почерпнуты из литературы, преимущественно на немецком языке, и поверхностного ознакомления с российскими музейными и архивными материалами. Мы понимаем, что русскоязычные исследователи могли бы найти гораздо больше документальных и материальных источников. Мы надеемся подтолкнуть их к дальнейшей работе в этом направлении, особенно в том, что касается археологических исследований Евразийского судостроения. На сегодняшний день эта сфера представлена, преимущественно оригинальной работой Оле Г. Педерсена по истории строительства судов с наборными бортами в Дании, особенно в Роскильде.

 

Электронные версии печатных документов

(скачать)