МЕНЮ

Международная научная конференция "Археология Арктики"
19-23 ноября 2017 года
г. Салехард

Связывая вещи, животных и людей: к социальной топологии ненецких узлов.

Д.В. Арзютов

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН,

Санкт-Петербург;

Университет Абердина, Великобритания

(darzyutov@gmail.com)

СВЯЗЫВАЯ ВЕЩИ, ЖИВТНЫХ И ЛЮДЕЙ:
К СОЦИАЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ НЕНЕЦКИХ УЗЛОВ*

*При поддержке проекта Arctic Domus (ERC Advanced Grant № 295458, PI Prof Anderson).

 

Тундра меняет взгляд этнографа: изобилие пространства при минимализме предметов позволяет взглянуть по-другому на мир, в котором пространство между предметами оказывается не менее важным, чем сами предметы. В этом докладе, материал для которого был собран в Тамбейской тундре Ямала в 2013-2015 гг., я постараюсь сделать шаг за пределы ненецкой материальности, прекрасно описанной в классических и современных работах этнографов [Хомич, 1966; Головнев,1995. С. 199-201; Головнев, 2016].

Весь ненецкий мир основан на узлах. Веревки с помощью узлов держат чум; веревки и узлы удерживают в целостности поклажу на нартах; узлами крепится упряжь; особыми узлами привязывают оленя и собаку; веревкой привязывают к шестам чума  маленького ребенка, чтобы он случайно не подполз к горящей печи. Мужская малица как символом обозначена правильно подвязанным неней ю (ненецким узлом) И, наконец, узлы - это часть детских игр не только ненцев, но и многих иных арктических народов.

Узлы отсылают нас, прежде всего к такому разделу математики как топология, где мы сталкиваемся со сложными фигурами, переплетающими поверхности. Эта «математическая» топология узлов переносима и на социальную топологию ненецких узлов, открывая перед нами разнообразные формы социальных отношений, материализующиеся посредством разного рода перевязей (см: [Андерсон и др., 2016. С. 11-15] об архитектурах доместикации, где самой первой формой такой архитектуры выступает веревочно-узловая). Эти социальные связи похожи на своеобразный язык (ср. с узелковым языком кипу, а также с «ручными понятиями» (manualconcepts), описанными Франком Кашингом), т.к. именно по узлам оленевод может отличить ненца от не-ненца, время на которое привязали животное и многое-многое другое. Основным секретом каждого из узлов является быстрое и легкое развязывание при сильной его прочности, когда он завязан.

Существует три основных ненецких узла: неней ю (ненецкий узел), ты ю (олений узел), хольмер ю (мертвый узел).

Ненецкий узел – важнейший в отношениях между человеком и предметами, именно он используется для их перевязывания. В отличие от него олений узел больше ориентирован на отношения человека и животного. Оленеводы описывают десятки разнообразных оленьих узлов, разница между которыми состоит преимущественно в том, что оленевод знает поведение животного и знает на какое время он его привязывает.

 «Мертвый узел» в культуре ненцев понимается прямо противоположно его значениюв русском языке – этот узел «не держит» и является максимально непрактичным. Именно он используется в погребальном обряде. Примечательно, что такой узел на живом человеке может еще быть назван как луца ю, т.е. неправильный узел, узел, потерявший свой функциональный смысл (от луца – русский и любой иной не коренной, пришелец).

Отдельным видом узлов можно считать те, которые используются в разных играх.

Многообразные узлы, которые образуют как различные формы архитектуры (кораля, чума и т.п.), так и собственно саму традиционную одежду (швы выступают своего рода многообразными узлами), создают и особое топологическое пространство, где оказываются воедино связаны вещи, люди, животные (и не только), выступают материализацией социальных отношений.

Все вышеизложенное – это только первые шаги к этнографии узлов и их антропологическому пониманию. Изучение узлов и их использования может дать новые перспективы, которые помогут нам распутывать многомерные и многообразные формы социальных отношений между людьми, вещами, животными и невидимым миром в разных районах Арктики.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Андресон Д.Дж., Луверс Я.П.Л., Шроер С.А., Вишарт Р.П. Пространственные архитектуры в отношениях между людьми, животным миром и ландшафтом на Севере // Археология Арктики / Ред. Н.В. Фёдорова. Калининград, 2016. – Вып. 3. – С. 5-24.

Головнев А.В. Говорящие культуры: традиции самодийцев и угров. Екатеринбург: УрО РАН, 1995. – 606 с.

Головнев А.В., Гарин Н.П., Куканов Д.А. Оленеводы Ямала (материалы к атласу кочевых технологий). – Екатеринбург: УрО РАН, 2016. – 152 с.

Хомич Л.В. Ненцы: историко-этнографические очерки. – М.: Наука, 1966. – 330 с.

Электронные версии печатных документов

(скачать)