МЕНЮ

Международная научная конференция "Археология Арктики"
19-23 ноября 2017 года
г. Салехард

Поморские монументальные кресты Шпицбергена.

Я. Хохоровски

Jagiellonian University, Краков, Польша

(j.chochorowski@uj.edu.pl)

ПОМОРСКИЕ МОНУМЕНТАЛЬНЫЕ КРЕСТЫ ШПИЦБЕРГЕНА

 

Как писал Бальтазар M. Каильхау [Keilhau, 1831. P. 119] в относящейся к Медвежьему острову части своего отчёта из путешествия на Шпицберген в 1827 году: „Næsten paa alle fremspringende Hjörner af Landkanten have Russerne opreist deres Kors” («Почти во всех выдвинутых мысах береговой линии русские воздвигают свои кресты»). Примером могут служить замеченные путешественниками в 1827 году [Keilhau, 1831. P. 139] два «высоких русских креста» на м. Сыдкап (ныне Серкапп –  Sörkapp), в самой южной точке Западного Шпицбергена, мимо которой проплывали все устремлявшиеся на север мореплаватели. Другой крест, замеченный в этом месте путешественниками, к началу XX в. лежал на земле (Conway 1906. P. 250). Повергнутый на землю православный крест также находится на мысе Слетнесет (Sletneset), с северной стороны от входа в Белльсунд (Bellsund) [Chochorowski, 1999. Рис. 20]. Даже при условии отсутствия полной инвентаризации монументальных русских крестов на Шпицбергене, не подлежит сомнению тот факт, что они являлись распространенным способом маркирования присутствия поморских промысловиков и выражения их религиозных воззрений. Монументальным крестам, устанавливаемым вблизи поморских становищ в местах видных с моря, исследователями в основном приписывалась функция навигационных знаков [Старков, Овсянников, 1980. C. 124], хотя при этом не оспаривался и их сакральный характер [Черносвитов, 1990. C. 164]. Таким же образом оценивалась роль монументальных обетных/поминальных крестов, устанавливаемых на побережье российского Поморья, хотя многочисленные примеры сакрализации (освящения) пространства путем воздвижения часовенок и их значительной роли в  православной обрядности [Бернштам, 1983. C. 173, 181. Pис. 6] являются – в первую очередь – признаком глубокой религиозности поморов. Сакрализация пространства характерна и шпицбергенским экспедициям «груманланов», и промышленникам, охотившимся на Новой Земле. Многократно устанавливаемые на одном и том же месте монументальные кресты, возможно даже в начале и конце (?) каждой зимовки, являлись естественным знаком сакрализации (освящения) всего мероприятия, а также места пребывания. Об этом же свидетельствуют два монументальных креста в кратковременно функционирующем становище лейтенанта М.С. Немтинова в 1764 году, который занимался подготовкой в Решершфьорден (Recherchefjorden) в заливе Бельсунд базы для экспедиции В.Я. Чичагова (1765-1766). Для таких опытных мореплавателей воздвижение крестов, в качестве навигационных знаков в небольшом фьорде являлось нецелесообразным.

Находки православных монументальных крестов из Шпицбергена имеют, однако, в этом отношении особенный, достойный упоминания контекст. Обнаружено это в ходе дендрохронологических анализов остатков креста и стройматериала из становища на Шеннингхольмане (Schönningholmane) с южной стороны входа в залив Хорнсунд (Hornsund). Благодаря данным археологических и дендрохронологических исследований удалось установить, что становище Шеннингхольмане, состоявшее из трёх домов, было построено одновременно для зимовки большой группы (артели) промышленников. В числе строений этой стоянки обнаружены большой жилой дом, баня и хата кормщика (штурмана). Недалеко от станции нашлись остатки монументального православного креста (основа, косая и поперечная перекладина). На концах горизонтальной мачты (patibulum) креста почти двухметровой длины, высечены аббревиатуры: I?ИС и ХС (ИИСУС ХРИСТОС) и заглавие C… БЖИ (СЫНЬ БОЖИЙ), между ними текст молитвы: КРЕСТУ ТВОЕМУ ПОКЛАНЯЕМСЯ В...?, в верхней строке, и …ТВОЕ ПОЕМЪ (?) I? СЛАВИМЪ? в нижней. (КРЕСТУ ТВОЕМУ ПОКЛАНЯЕМСЯ ВЛАДЫКО И СВЯТОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ ТВОЕ ПОЕМЪ И СЛАВИМЪ). Интересно, что этот крест был изготовлен из дерева, срубленного 43 годами ранее, чем материал, использованный для стройки домов. Похожую ситуация наблюдается на одновременном Шеннингхольману станке Биёрнбайнфлиене (Bjørnbeinflyene) (датированном археологической находкой каолиновой трубки 1770-1810 гг.), где сосновый брус, из которого изготовлен крест, установленный рядом с домом, минимум на 45 лет старше материала, использованного для постройки самого дома. Возможно, балка была повторно использована, либо крест, первоначально находившийся на континенте, был демонтирован, перевезен и установлен на новом месте в ходе церемонии освящения этого места и дела в целом. Ввиду многих обстоятельств менее вероятным кажется предположение, что крест был установлен раньше постройки поселения. Вероятнее представляется то, что действа по сакрализации (освящению) места, которые проявлялись в установлении монументального креста у становища, обращались к символам, важным для данной среды (группе промышленников), которые являлись предметом культа еще задолго до начала промыслового дела.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья в XIX – начале XX века. – Ленинград, 1983. – 231 с.

Старков В.Ф., Овсянников О.В. Археологические исследования на Шпицбергене // Вестник Академии Наук СССР. 1980. – № 3. – C. 122-128.

Черносвитов П.Ю. К проблеме поморского судовождения у берегов архипелага Шпицберген // Очерки истории освоения Шпицбергена. – Москва, 1990. – С. 157-167.

Chochorowski J. Problems of the Dendrochronology of Russian Hunting Stations on Spitsbergen. – Kraków, 1999.

Conway M., sir  No Man’s Land. – Cambridge, 1906.

Keilhau B.M. Reise i Öst- og Vest-Finmarken samt til Beeren-Eiland og Spitsbergen i Aarane 1827 og 1828. – Christiania, 1831.

Электронные версии печатных документов

(скачать)